November 2nd, 2015

Пилигрим и Акара. Глава 32. Теургия

Альбрехт Дюрер "Руки молящегося"

Лоуренс не пошёл на обед. Глубина мысли и атмосфера Высшего даёт пищу не только Духу, но и телу, а потому оно отказывается от пищи в присутствии духовных даров.
Атмосфера той мысли, что так потрясла всех, всё ещё пребывала подле него и в нём, и совершенно не хотелось лишаться её, разменивая на мелочи дневной суеты. Можно ли назвать это состояние медитацией? Скорее блаженством от слияния с Истиной, которая есть дитя Богов, а потому и слияние с ней есть хотя бы и малая, но Теургия (божественная работа). Никто в разуме не поменяет Солнце на светильню. Никто не променяет Теургию на заботы дня.

Люди не знают, и Сёстрам Горы он не успел объяснить, что это потрясённое состояние Духа – лучшее время для общения с Высшим, когда оно открывается человеку в той степени, Что может он воспринять. Ответы на духовные вопросы, цель Бытия, Беспредельность мироздания, разумность и обитаемость всех уголков Вселенной, – все эти и многие другие вопросы не просто разрешаются в эти минуты, но находят своё самое лёгкое достижение. И если в обычном состоянии сознания человек может допустить существование беспредельности эволюции, то в моменты Теургии само Знание этой Беспредельность во всём своём величии овладевает душою. Если размышления человека приводят его к пониманию населённости других миров, то в теург постигает, какие миры кем заселены и как, и настолько глубоко подчас, что становится способным понимать особенности эволюции этих миров и их историю, нахождения и трагедии; и в этом сопереживании им самоуглубляется ещё более прежнего: тайны для него перестают существовать не потому, что становятся понятными, но потому, что его сознание возвышается настолько, что нет ему более имени среди людей. Зная это, древние Теурги уединялись ото всех и надолго, если опыт их познавания требовал многого времени.

Также и постижение миров Высших и все тайны их сообщались Теургу в таком небесном состоянии, и Пилигрим знал это. Но знал он также и то, что состояние это не было лишь субъективным и оказывало влияние на всю природу, живую и неживую, что была кругом. И звери и птицы и люди чувствуют на себе присутствие божественного, выявленного из своего сокрытого существования и иногда настолько сильно, что присутствие такое может принести как избавление от болезней, так и смерть всему организму от сильнейшего потрясения. Часто сильнейшие теургии сопровождались ярким светом или даже явлениями жителей Высших миров, что обитали в тех мирах, куда Теург достигал. Но для такого и сам он должен был быть подготовлен, иначе и его хрупкая оболочка сгорит.
...Нет, Лоуренс лишь едва касался областей, которые занимали его в последние дни и находил им разрешение.


<<Предыдущая глава                                    Следующая глава>>



НАЧАТЬ С НАЧАЛА >>>

Еще мои книги:
Астролетчики.
Два мира.

promo dmitriyraevskiy октябрь 9, 2019 13:01 4
Buy for 500 tokens
Есть такое понятие как ”родиться”, и есть понятие ”стать кем-то”, то есть пройти путь становления. ⠀ Бывает, что человек родился, а никем так и не стал. А бывает в юном возрасте начал жить осмысленно. ⠀ Чтобы разгадать загадку моего имени расскажу вам вкратце историю…

Пилигрим и Акара. Глава 33. Границ нет....


После обеда Акара решила нарушить покой Пилигрима. Подойдя к дверям его комнаты, она ощутила то же Присутствие, что потрясло её во время утренней беседы. Неужели он ещё в том же состоянии? Но как потревожить его? С одной стороны, она понимала, что тревожить не стоит. Но с другой, вопросы её духовного естества так и остались неразрешёнными и сила их заставляла искать, где можно получить ответы. Легко постучав, спросила: «Можно?» В вопросе была мольба и жажда, и Лоуренс не смог отказать: «Да».

Осязая напряжённую неведомым Огнём атмосферу комнаты, она зашла тихо, боясь спугнуть. Сев на край стула, так и застыла с прямой спиной, положив руки на колени.
Лоуренс стоял у окна и, заложив руки за спину, смотрел вдаль – куда и она смотрела не так давно.
- С чем пришла?
Пауза повисла как гильотина: а и правда, с чем? С вопросами? Но ведь давно известно, что приходить с вопросами глупо: надо явить своё понимание, а его как раз и не было вообще. Но просто так зайти и не сказать ничего в ответ – ещё хуже. Переборов себя, Акара начала:
- Мы многое можем, многое знаем, и жизнь наших сестёр полна трудов и… люди знают нас как мудрых… Но сегодня ты показал, что все наши знания – ничто в сравнении со всеиспепеляющим чувством, что ты вызвал. И не только во мне, но все так поняли… Это поразительно, как простая беседа могла стать такой… потрясающей… и не словами, но… что это было?
- Но ведь ты поняла идеи, о которых мы говорили?
Акара с жадностью ухватилась за возможность ответить на вопрос, который ей казался понятным:
- О, да! Идея тонка, прекрасна, удивительна и так проста! Но мы и ранее обсуждали и приходили к открытиям, которые воодушевляли нас! Но здесь… Кажется, что торжественность стала воздухом и Истина – светом дня, и эта очевидность непостижимого ранее… Но как? Как ты это сделал и почему даже сейчас воздух так торжественен и зовёт к уединению и созерцанию? Почему?

Лоуренс по-прежнему смотрел в окно, стоя вполоборота к ней, и его профиль был спокоен и почти недвижим эмоциями: как из камня высечен.
- Бывает, что Истина процветает в сознании. А бывает, что человек прорастает в Истине. Бывает, что Небеса одаривают человека, а бывает, что человек весь соткан из небесных идей и посмотришь – человек. А приглядишься – Небеса. Так уж повелось, что сперва мудрость живёт в человеке. А потом – человек в мудрости. И напряжение атмосферы действительной мудрости можно создавать, как добавляют дров в костёр. Не нужны сложности и призывания там, где мудрости Престол, Пресветлая сестра.
- Но почему она так сильна, что… и сердце трепещет от этих нагнетений? Как может быть, что мудрость из области идей переходит в мир материй? Разве такое бывает?
- Ты снова учишься… Всё находится в движении, и мудрость так же проходит стадии эволюции, если есть тому причины. Но даже явленное сегодня не сложнее падения пера птицы, ведь мудрость проста… Когда наши деды сражались за мудрость в тисках периода Кали и даже самый ум их был тисками для них – кто знал о мудрости? Ныне же мы подобны жнецам, а мудрость – колосьям, и это – хлеб каждого дня. Так же будут и о нас думать: «Они теснились в рамках мудрости, а мы растим себе крылья» - воистину, так будут думать о нас, сестра.
Я знаю то, что знают не всегда, и будущее для меня так же открыто, как и прошлое. Я знаю, КАК будут мыслить через периоды, невообразимые для нас, и тем не менее в цикличности сфер всё идёт тем чередом, который можно понять, если есть сродство к тому. Тебе покажется странным, но иногда становятся теми, для кого нет тисков: не просто тела или материи – но даже времени и пространства, и даже удалённость звёзд не преграда для сообщений, и даже удалённость эпох не преграда для сотворчества с ними. И кто знает, кто осеняет художника, близкий или далёкий дух? Пойми, что границ нет, и красота правит там, где оканчивается земная стеснённость…



<<Предыдущая глава                                    Следующая глава>>