Вопросы Этики в горах. Часть 2



Альпинисты, идущие на штурм Эвереста, способны бросить умирающего коллегу, даже не попытавшись оказать ему помощь. Они не плохие. Таковы условия игры. Они спасают себя.

Эверест, Джомолунгма, Сагарматха — это мечта многих альпинистов, которая впервые покорилась человеку ровно 60 лет назад, 29 мая 1953 года. На гору идут в составе больших экспедиций и маленьких групп. Теряют вес, пальцы, а иногда жизнь. Более 3000 человек побывало на вершине, и более 200 навсегда осталось на его склонах.

В 1979 году на спуске с вершины американец Рей Генет и немка Ханнелора Шмац умерли от гипоксии, истощения и холода на высоте 8350 метров. Тело закоченевшей Ханнелоры, застывшее в сидячей позе на юго-восточном гребне горы, стало первой мрачной достопримечательностью Эвереста. В 1984 году при попытке спустить его сорвались и погибли Йогендра Бахадур Тапха и Анг Дордже. Чуть позже ветер сделал то, что не смогли люди: он сдул тело на восточный склон горы, на Канчунгскую стену. В начале 1990-х после отмены квот на восхождения началась эпоха коммерческого альпинизма, и вскоре тела замерзших или разбившихся восходителей стали обыденной деталью пейзажа на классических маршрутах к вершине.

Многие трагические случаи происходят в «зоне смерти», как называют высоту более 7500 метров. Термин ввел Эдуард Висс-Дюнан, врач швейцарской весенней экспедиции 1952 года. На этой высоте возможно только кратковременное пребывание. На ней состояние здоровья человека из-за недостатка кислорода, холода и активного солнечного излучения постоянно ухудшается. Начинается апатия, снижается двигательная активность. Организм не восстанавливается. В острых случаях горной болезни развивается отек мозга и легких, наступает кома и смерть. Лучшее лечение — как можно быстрее спуститься. Немногие рискуют жизнью ради того, чтобы помочь умирающим (в том числе и потому, что участники коммерческих восхождений не имеют для этого достаточной подготовки). А тем, кто почувствовал там себя плохо, редко выпадает шанс стать героем репортажа о чудесном спасении.

Весной 1996 года из-за плохих погодных условий на Эвересте погибли сразу 15 человек из разных групп. Позже альпинистская общественность обвинит японскую группу в том, что те равнодушно прошли мимо погибающих индийцев. Один из японцев так объяснит случившееся: «Мы слишком устали, чтобы им помогать. Выше 8000 метров — не то место, где люди могут позволить себе соображения морали». Однако тогда же казахстанский альпинист Анатолий Букреев на высоте 8000 метров спас жизнь трем участникам своей коммерческой группы.

Но не только пурга, мороз и страшный ветер бывают причиной смерти. В весенний сезон 2006 года на Эвересте стояла отличная погода — устойчивая, ясная. Но сезон стал вторым, после 1996 года, по количеству жертв . На склонах горы осталось 11 восходителей — причиной смерти стали истощение и гипоксия. Многие решившиеся тогда на штурм были к нему не готовы. В плохую погоду они остались бы внизу, в хорошую решили рискнуть и заплатили за это собственными жизнями.

В тот же сезон на вершину взошел новозеландец без ног, до высоты почти 8000 метров без кислорода добрался больной астмой датчанин. Байкер с многочисленными титановыми вставками в позвоночнике (результат нескольких тяжелейших аварий) повернул в 100 метрах от вершины. И все они прошли мимо умиравшего 34-летнего британского альпиниста Дэвида Шарпа. Рассел Брайс — руководитель одной из коммерческих экспедиций по рации уговаривал восходителей своей группы не рисковать жизнью ради человека, которому уже ничем не поможешь. «Не навреди себе, Макс, — говорил Рассел участнику, который первым обнаружил англичанина, — откуда нам взять помощь? Дай ему кислород или просто иди дальше». Хотя все же некоторые шедшие мимо давали Дэвиду кислород, а один носильщик-шерп час пытался поставить его на ноги, но безуспешно: англичанин умер.

Несколькими днями позже примерно в том же месте, где и Шарп, упал без сознания Линкольн Холл — участник другой коммерческой экспедиции. Девять часов шерпы пытались его оживить, но в итоге ушли вниз в лагерь. Спустя семь часов еще один гид нашел живого Холла. Его доставили вниз, и он выжил, отделавшись обморожением рук. Однако Холл был участником достаточно богатой экспедиции, с большим числом шерпов. Про Шарпа же говорили, что он «заплатил только за то, чтоб иметь в базовом лагере повара и палатку», и это решило его судьбу.

Высотная этика ставит непростые вопросы. Нужно ли жертвовать возможностью покорить вершину и даже жизнью ради того, чтобы спасти незнакомого человека? Может ли гид нести стопроцентную ответственность за клиента на склоне? И наконец, если один заплатил за восхождение 60 000 долларов, а другой — в два раза меньше, то значит ли это, что первый должен иметь в два раза больше шансов на выживание?

Многие из тех, кто стал легендой Эвереста, не признают наличия особой высотной этики. Первый его покоритель сэр Эдмунд Хиллари сказал, что «человеческая жизнь была, есть и будет намного важнее, чем вершина горы». А по мнению семикратного восходителя на Эверест Эда Вистурса, «если у тебя есть силы достичь вершины, то есть и силы спасти кого-нибудь». Но не все с этим согласны. Многие считают, что один альпинист не должен нести ответственность и рисковать восхождением и жизнью из-за плохой подготовки и преувеличенных амбиций другого. Терри О'Коннор, экспедиционный врач, покоривший Эверест, отметил: «Я примирился с тем, что даже друзья не пришли бы спасать меня, если бы со мной там произошел несчастный случай».

Какая из точек зрения правильная, решает каждый сам. Но когда альпинист окажется на Эвересте, ему, вероятно, придется сделать выбор, от которого напрямую зависит жизнь незнакомого ему человека. Или жизнь самого альпиниста. Есть о чем подумать. Но задумываться надолго на Эвересте нельзя.
Источник

Вопросы Этики в горах. Часть 1




Instagram

Follow @DmitriyRaevskiy

Записи из этого журнала по тегу «горы»

  • Зачем существуют горы?

    Меня постоянно спрашивают: зачем люди идут в горы? Почему они, даже зная об опасностях, все равно тянутся к горам? Есть красивая легенда о…

  • Сила Гор

    Давно замечал, что в горах как внутренние резервуары наполняются силой и достоинством, уходит суета и остается что-то очень чистое. Сердце…

  • Суровость Гор. Лирическое

    Первое слово приходящее на ум, когда вспоминаешь горы - "суровость". Суровость природы - когда от непогоды уже не понимаешь - выживешь ты или…

  • 8 шагов в настоящий горный мир

    Как то в Катманду, сидя на приятной веранде отеля, разговаривал со Светланой, она живет в Непале и, как руководитель группы, водит людей на…

  • Как познавать горы

    Еще немного лиричного, но искренне правдивого про Горы. К Горам нужно готовиться. Горы нужно познавать. Горы нужно нести в себе. Я много бывал…

  • Лучший рассвет в моей жизни

    Я писал не раз, что готовлюсь к горам. Мое трехнедельное голодание помогло подготовить тело и дух. Утренние пробежки с загруженным рюкзаком…

интересно бы было почитать контракт на комм восхождение.
А вообще на войне как на войне:
чем незначительнее ранение, тем быстрее оказывается помощь.
Видите как, когда дело касается этики, то человек руководствуется уже даже не контрактом, а заложенными в него принципами и конечно адекватной оценкой своих сил и сил группы.

Согласно тем контрактам, которые я видел, эти пункты включены в него:
- и что гид может развернуть группу или человека
- и что при особых обстоятельствах руководитель группы может принять непопулярное решение (за которое потом конечно же будет держать отчет!)

Но как оно на деле оборачивается потом... Тут всегда важен человеческий фактор. И даже самые сердечные руководители группы могут принять непопулярное решение во имя спасения всей группы. Конечно, он обязан организовать подмогу по средствам связи и т.д. - это тоже прописывается. Но вот успеет ли эта подмога вовремя... тоже вопрос. Горы - это мир очень серьезный.
Та что исходит из внутренней нравственности каждого человека)

Разумный смысл нельзя исключать, согласен. Но для того чтобы этика и разум не конфликтовали, нужно море-море опыта ко всему прочему.
Альпинист - да. Турист - нет. Это две разные психологии)
И вот я очень ратую за то,чтобы для людей, желающих пойти в горы, были бы какие-то крусы подготовки. И моральной, и физической.
А то что мир обратил внимание на горы - так за счастье! Но вот не хочется, чтоб люди в горах убивались по незнанию или глупости.
Отвечу чужими словами: они не помогали умирающим, потому что они не команда. Когда люди вместе готовятся, вместе ходят в горы, и общаются вне гор, а после совместно добиваются общей победы, то такие случаи практически исключены.
Другой вопрос, что в зоне смерти особо и не поможешь. Если человек не идёт сам, то максимум что можно сделать, это дать кислород.
согласен и добавлю, что залезть на вершину высокой горы, это победа над собой, никого она больше не волнует в такой огромной степени, чтобы ради этой личной цели пройти мимо умирающего. Очень похоже на гордыню.
По-крайней, мере нужно носить с собой средства какой-то первой помощи. Согласен, что тащить вниз беспомощного человека наверное это почти невозможно, и опасно. И это подвергать риску других. Но мне не нравится сам акцент, что таковы правила игры. Значит, нужен в команде медик, нужно поставить человека на ноги и спускаться. И тд. И считать это огромной победой и честью. Как-то так. Нужно думать над этим а не придумывать удобную этику.
Спасти человека лучше, чем покорить горную вершину.
Конечно сейчас настоящие альпинисты будут ругаться, ну что ж... имеют право.
>>они не помогали умирающим, потому что они не команда

Взаимопомощь была частью этики советской (или старой, как называет ТС) школы альпинизма. Помощь оказывали вне зависимости от того, кто пострадал: твой товарищ или незнакомый турист-дебил, залезший, куда не надо.
Интересно было почитать. Раньше даже не задумывалась о том, как горы уносят жизни. Слышала только, что такое бывает и всё. Присоединюсь к комментарию о том, что команда мимо бы не прошла.
на 1 месте -выживание...сможешь выжить -помоги другому...не получается...проси помощи...не получил-молись....
очень многие идут туда на восхождение -которое вовсе не фигурально, поскольку каждый восходя на эти вершины восходит в своем индивидуальном мире и плане жизни также...и оч.многие проходят этот урок - по множеству причин не дойти...что бы когда то всеже дойти...поэтому много смертей...
На высоте свыше 7 км уже оч.сильный недостаток кислорода..клетки перестают размножаться...(цикл -30 суток..), некоторый организм из наших составляющих вообще живет на силе которая эманируется планетой до высот 2 км..если у человека не достигнута связь некоторых тел, он просто не отдыхает так сказать...
И духи гор не любят пустых восхождений, им нравятся настоящие люди, как и всем...
Но далее мы все начнем меняться -становится истиннее, восхождения не будут так востребованы для личного восхождения, но более для выполнения спец задач...
мне ближе советская школа. сейчас я занимаюсь каякингом и спелеологией, и у нас (в любом водном спорте, в любой спелео эскпедиции) никогда команда не пройдет мимо травмированного или по другой причине попавшего в беду человека. даже если его спасение ставит под сомнение достижение цели экспедиции. так высоко в горах не был, не могу судить альпинистов.
просто альпинисты старой закалки это совершенно другие люди. они готовы пожертвовать собой, подвергая себя опасности, но спасти человека.
сейчас же большинство (не все, но большая часть) людей готовы забыть про человечность не только на огромной высоте, но и в обычной жизни.